BETA

Новости

Переговоры по климату в Перу

Дата публикации: 2014-12-16 18:27:42

Переговоры по климату в Перу: Беларусь – «Ископаемое дня»

В Лиме завершился очередной раунд климатических переговоров ООН: делегаты приблизились на шаг к Парижскому соглашению, но все еще далеки от успеха в противодействии изменению климата и полному переходу к «зеленой» энергетике. Беларусь везет домой анти-награду «Ископаемое дня».

 

 


 

Конференция Сторон РКИК ООН в Лиме стала последней встречей высокого уровня перед решающей КС21 в Париже в 2015 году, где должно быть утверждено новое международное климатическое соглашение. Одной из основных задач для переговорщиков в Лиме стало определение формата «национально определяемых вкладов» - обязательств и планов по предотвращению изменений климата и адаптации к ним, которые все страны (как развитые, так и развивающиеся) должны представить не позднее лета следующего года. Именно эти вклады многие называют «душой нового соглашения», и КС20 удалось продвинуться в этом направлении, хотя текст утратил многие пункты, важные по мнению общественных наблюдателей.

 

 

Так, в национальных вкладах должна быть информация о планируемых сокращениях выбросов парниковых газов и способах, как страна собирается добиваться этих сокращениях, а также о том, почему страна оценивает эти обязательства как достаточные и соответствующие национальным обстоятельствам. Планы по адаптации к изменению климата тоже будут освещены во «вкладах», хотя и не будут в центре внимания. Наблюдатели негативно оценивают тот факт, что из правил по предоставлению «национальных вкладов» удален пункт об официальном процессе их оценки и пересмотра в течение 2015 года – этот процесс будет исключительно неформальным. «Вклады» будут опубликованы: любая страна, международное учреждение или общественная организация смогут провести свою оценку, но реагировать на критику никто не обязан.

 

Для Беларуси процессы по новому соглашению были не в центре внимания: наша страна вместе с Украиной и Россией получила анти-награду «Ископаемое дня», которая присуждается общественными наблюдателями странам, внесшим наибольший негативный вклад в ход переговорного процесса. Поводом стало затягивание процесса по утверждению ряда технических правил второго периода обязательств Киотского протокола, из-за неясностей в которых процесс ратификации Дохийской поправки, регулирующей Киото-2, идет крайне медленно. Основными игроками стали Россия (которая в принципе не участвует в Киото-2, однако активно вовлечена в обсуждение правил) и Украина, делегация которой действовала в разрез с позицией собственного государства. Беларусь присоединилась к переговорному процессу только на второй неделе КС20 и была замечена только в обсуждениях, касающихся Киото-2, но не нового соглашения.

 

«Делегация Беларуси пропустила первую неделю переговоров, по сути, из-за неудовлетворительного менеджмента в Минприроды: сейчас идет процесс ликвидации управления гидрометеорологической деятельности, и за направление «изменение климата» фактически никто не отвечает, - комментирует координатор климатической программы «Зеленой сети» Анастасия Бекиш. – В результате мы оказались за бортом переговоров по новому соглашению, зато в очередной раз под маркой «отстаивания интересов страны» подыграли личным интересам делегатов из России».

 

Второй период обязательств Киотского протокола должен действовать до 2020 года, после чего ему на замену придет Парижское соглашение. Такие страны, как Россия, Япония и Канада, отказались брать на себя обязательства в рамках Киото-2, в результате чего второй период превратился в систему взаимоотношений между Европейским союзом, развивающимися странами и рядом стран с переходной экономикой (Беларусь и Украина). Однако условия Киото-2 таковы, что такой механизм протокола, как торговля квотами, для стран с переходной экономикой работать уже не будет – все потенциальные покупатели официально заявили о нежелании покупать квоты. В случае с Беларусью по ряду причин это справедливо и для еще одного механизма – проектов совместного осуществления.

 

«Представители Беларуси в своих выступлениях на международной арене и дома постоянно говорят об «интересах стран с переходной экономикой» и финансовых выгодах, которые им якобы должны сопутствовать, - продолжает Анастасия Бекиш. – Удивительно, что все это делается в контексте обсуждения Киото-2: никаких выгод тут нет и быть не может. Если мы действительно хотим, чтобы национальные обстоятельства таких стран, как Беларусь, были учтены в рамках международных климатических договоренностей, стоит работать вместе со всеми над новым соглашением. А еще, безусловно, стоит подумать о том, что процесс РКИК ООН – это о том, как сохранить климат, а не о том, как и где получить «выгоду».

 

Переговоры в Лиме происходили на фоне очередного супер-тайфуна, который пришел на Филиппины. В целях обеспечения безопасности власти страны провели эвакуацию более 1 миллиона человек. Напомним, что КС19 и КС18 также совпали по времени с разрушительными тайфунами на Филиппинах, увеличение мощи и частоты которых стали результатов изменения климата. Некоторые делегаты предлагали перенести переговорный процесс на Филиппины – вплоть до заключения действительно амбициозного климатического соглашения: возможно, в таких условиях представители всех стран наконец осознают, что проблема изменения климата требует решений, а не 20 лет переговоров и попыток извлечь выгоду из процесса.

Контактное лицо:

Вероника Реут +375 29 266 52 86. (Минск, Беларусь)

 

Анастасия Бекиш, +375 29 523 26 22, nasta.haliak@gmail.com (Лима, Перу)

Подробнее

ОТХОДЫ В ДОХОДЫ ИЛИ В ПОЛЯ? (часть четвёртая)

Дата публикации: 2014-12-10 21:26:42

ОТХОДЫ В ДОХОДЫ ИЛИ В ПОЛЯ?

«Follow the Money»

Если учесть этот мудрый совет и последовать за деньгами, то сразу возникает вопрос: «Кому выгодна «мусорная» законодательная неразбериха?» Наверно, в первую очередь тем же производителям, импортерам и продавцам упакованных товаров, среди которых  много зарубежных фирм. Насколько это мощное лобби можно судить по количеству объединений, как говорится, «по интересам». На российском рынке работают члены  Национальной конфедерации упаковщиков, Союза производителей безалкогольных напитков и минеральных вод, Содружества бумажных оптовиков, Союза производителей бутилированных вод, Европейской ассоциации  производителей портативных батареек  и прочая, и прочая. «Лоббизм есть всегда, мы не стерильны», - заметил как-то премьер-министр Дмитрий Медведев, а потом посетовал: «Есть такие законы, которые у нас в Думе по 10-12 лет болтаются и ничего…» 

Но только не в этом случае: по указанию президента  до конца осенней сессии парламентарии были обязаны принять  №584399-5 ФЗ, хотя он существовал уже в нескольких вариантах. Например, этот (Полный текст), в доработке которого участвовали  новые игроки «мусорного» рынка – Госкорпорация «Ростех», а также  Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ. Авторы поправок, среди которых  - замминистра строительства и ЖКХ Андрей Чибис – предлагают исключить из законопроекта положение о саморегулировании отрасли, снова ввести лицензирование, а также наделить эксклюзивными полномочиями на 10 лет некоего монополиста в статусе  «регионального оператора по обращению с отходами». Тогда как всем остальным запрещается работать в зоне его деятельности без заключения соответствующего договора. Зная уровень нашей коррупции на местах, нетрудно представить, сколько родственников высших чиновников захотят получить «на кормление»  такое сладкое место! 

На роль федерального «мусорного» оператора претендует Государственная корпорация по содействию разработке, производству и экспорту высокотехнологичной промышленной продукции «Ростех». Ее гендиректор Сергей Чемезов еще в ноябре направил соответствующее «прошение» президенту, где  сообщил, что у корпорации появилась профильная «дочка» (наверно, после вышеописанного совещания у Дворковича)  «Национальный экологический оператор», которая готова развивать соответствующие производства и создавать новые рабочие места. На всё это нужно немного: господдержка в размере тридцати миллиардов рублей. Письмо, как и очередной проект №584399-5 ФЗ, рассматривалось в различных ведомствах, хотя  Федеральная антимонопольная служба, похоже, ими не заинтересовалась. Также из этого варианта законопроекта практически исключена обязанность производителей и импортеров товаров в упаковке по их утилизации после утраты потребительских свойств, что в корне противоречит как  принятому в I чтении закону, так и многочисленным поручениям президента.  Вместо этого вводится так называемый «экологический  взнос» (Статья 24 п.4), который будет включен в стоимость всех, а не только упакованных товаров. Примерную сумму поступлений от него в 2015 году чиновники уже оценили в 30 млрд. руб. Напомню, что ровно столько и запросил на свои нужды «Ростех». 

 Получается, что поправки к действующему законодательству,  первоначально призванные стимулировать коммерческую деятельность в области обращения с отходами, теперь просто приведут к росту налогов. И платить мы будем платить трижды! Во-первых, мы давно уже финансируем в ЕС утилизацию  всех товаров в упаковке, поступивших на российский рынок и отмеченных знаком «Зеленая точка». Во-вторых, при введении экологического взноса, ставка которого формируется  «на основе осреднённых суммарных затрат на сбор, транспортирование и обработку изделий, утративших свои потребительские свойства», мы просто обогатим бюджет (или «Ростех»?).  И наконец, если министр строительства и ЖКХ Михаил Мень убедит законодателей в том, что граждане оплачивают только вывоз мусора, а не весь цикл обращения с ним,  то квартплата  вырастет в среднем на 12%. 

 В поисках национальной идеи

 

«Пусть каждый подметёт у собственного порога, и весь мир станет чистым» - эти слова Гёте вполне могли бы стать руководством к действию российским чиновникам всех уровней. Но, конечно, поэт им не указ, тогда Путин на встрече с министрами: «Нельзя делать вид, что мы что-то делаем, а на самом деле только планы пишем».  Удивительно, но отрасль переработки отходов всё-таки существует, хотя для успешной работы ей не хватает нормальной законодательной базы и сырья.  Все соцопросы говорят о том, что около 80% россиян готовы сортировать свой бытовой мусор, если будут  созданы соответствующие условия по его раздельному сбору. И ещё, они хотят сдавать в приемные пункты стеклянные и пластиковые бутылки, жестяные банки и макулатуру, если этот процесс будет организован цивилизованно. Но в предложенном законопроекте за регионалами – лишь общее руководство на уровне написания стратегии обращения с отходами, а к полномочиям муниципальных властей «относится участие в организации деятельности по сбору (в том числе раздельному) ТБО». То есть никакой конкретики, а ведь  чиновники у нас ревностно исполняют только точные приказы. Например, Майские указы Владимира Владимировича и его же прошлогоднее  Послание Федеральному Собранию, а там не то, что про бытовые отходы, даже про экологию упоминания нет. Также как нет его и в нынешнем  Послании Президента РФ… 

P.S.  После написанного стоит рассказать о завершении трехлетних мытарств  №584399-5 ФЗ.  На совещании  у вице-премьера Александра Хлопонина,  теперь курирующего  в правительстве этот вопрос, была определена очередная дата представления законопроекта в Государственную Думу – 15 декабря. Парламентарии ознакомились с ним 19, а затем перенесли его на последний день работы Думы 23 декабря.  На утреннем пленарном заседании Проект Федерального закона N 584399-5 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об отходах производства и потребления" и отдельные законодательные акты РФ" (текст ко второму чтению) появился в очередном обновленном виде. Депутаты рассмотрели его, приняв  158 поправок и отклонив 62, после чего из названия законопроекта исчезло  даже упоминание об  экономическом стимулировании деятельности в области обращения  с отходами. А потом наступил «Час голосования» - это когда за 60 минут принимают до десятка законов.  Приняли  думцы и этот сразу в двух чтениях, а потом отправились на   каникулы. Он (Текст законопроекта к третьему чтению) в тот же день поступил в Совет Федерации, где был одобрен уже 25 декабря, хотя  сенаторы официально уже были в отпуске.  В канун Нового  года его  подписал президент. С 1 января 2015 года  Федеральный закон от 29.12.2014 N 458-ФЗ "О внесении изменений в ФЗ "Об отходах производства и потребления" вступил в действие.

 Что же в итоге многолетнего законотворчества? Изменена терминология: утилизация – это, наконец-то, использование, а не захоронение,  ТБО теперь называется ТКО, то есть «твердые коммунальные отходы». Запрещено захоронение, но не сжигание, их полезных компонентов, а также применение  ТКО для рекультивации земель и карьеров. Вводится экологический взнос и лицензирование деятельности с отходами I-IV класса опасности, но остается совершенно нерегулируемым весь цикл обращения с отходами V класса, к которым относится бытовой мусор. Коррупционные щели, точнее, дыры этого документа, ставшего очередной «заплаткой» к «лоскутному одеялу» старого закона, видны невооруженным взглядом. Так, лицензирование должны проводить чиновники, в то же время «серые» перевозчики смогут спокойно работать с  практически неопасными отходами, а об институте «регионального оператора» все было сказано выше. За бортом остался бизнес, объединившийся в СРО,  и «Ростех», претендовавший на роль «федерального оператора по обращению с отходами». Говорят, что интересы последнего активно лоббировали некоторые члены СФ, но встретили сопротивление в администрации президента. 

Татьяна Воронцова

Расследование осуществлено при финансовой поддержке датской и шведской ассоциации журналистов 

 

Подробнее

ОТХОДЫ В ДОХОДЫ ИЛИ В ПОЛЯ? (часть третья)

Дата публикации: 2014-12-10 11:15:54

ОТХОДЫ В ДОХОДЫ ИЛИ В ПОЛЯ?

И это все о нем

Итак, «в начале было слово», точнее, поручение президента Дмитрия Медведева правительству Владимира Путина подготовить законодательный акт, обязывающий производителей и импортеров товаров в упаковке отвечать за ее последующую утилизацию. Вероятно,  правительство придало начальное ускорение соответствующим структурам, которые написали текст закона. Уже 17 июня  2010 года состоялись парламентские слушания профильного комитета ГД на тему: «О законодательном регулировании вопросов обращения с упаковочными отходами». Его участники спорили о том, нужен ли отдельный закон об упаковке, которая составляет 40% всех ТБО, или достаточно поправки в  ФЗ «Об отходах производства и потребления». Остановились на поправке №584399-5 ФЗ, которую правительство и внесло на рассмотрение в Думу всего лишь через год. (Редакция, принятая ГД ФС РФ в I чтении 07.10.2011г.) Представлявший документ заместитель  министра природных ресурсов и экологии РФ Ринат Гизатулин заверил депутатов, что проект закона будет подготовлен ко IIчтению в кратчайшие сроки. Вступить в силу он должен был с 1 января 2012 года, а дальше – тишина...

Сменился состав Государственной Думы, поменялись местами премьер и президент, сотнями принимались разные запретительно-политические акты, а №584399-5 ФЗ, казалось, окончательно затерялся  в этой  «законодательной вермишели» (термин начала XX века). Но нет, работа над ним продолжалась, хотя у  творцов законопроекта были разногласия.  Их пытались устранить 28 ноября 2012 года на совещании у зампреда правительства Аркадия Дворковича, где  присутствовал и заместитель гендиректора ГК «Ростех» Владимир Артяков.  Результатом обсуждения стало решение о возможности «введения института саморегулируемых организаций (СРО) для всех видов деятельности по обращению с  отходами» и создание «механизма формирования специального резервного фонда». (Оригинал документа) Сроки доработки закона даны были  жёсткие - неделя, но прошел еще год. И 19 декабря 2013-го на сайте Минприроды, наконец, появился Проект поправок правительства РФ к законопроекту №584399-5, где право работать на российском «мусорном» рынке, чей объем  оценивается в 1,3 млрд.  евро, закреплялось за членами  саморегулируемых ор­ганизаций операторов по обращению с отходами, то есть за бизнесом. (Версия для печати).  О том, какие битвы шли вокруг этого текста, можно только догадываться, так как 26 марта 2014 года появился еще один вариант поправок к многострадальному закону (Открыть документ). Значительно измененный, он все же сохранил главное: ответственность производителя (импортера) товаров в упаковке за её последующую утилизацию. Это требование неоднократно повторялось в многочисленных обращениях президента к правительству. Например, в Поручении от 14.11.2012г. №Пр-3065 (Оригинал документа), а также на  встрече в Ново-Огарево 10 апреля 2013г., где участники совещания по вопросу «О стимулировании переработки отходов производства и потребления в РФ»  его тоже выслушали.  Во II чтении, также по указанию Владимира Путина, Дума должна была рассмотреть законопроект до 1 мая 2014 года. Не рассмотрели: по просьбе Минприроды  этот процесс перенесли на конец года.

 

Подробнее

ОТХОДЫ В ДОХОДЫ ИЛИ В ПОЛЯ? (часть вторая)

Дата публикации: 2014-12-10 08:56:01

ОТХОДЫ В ДОХОДЫ ИЛИ В ПОЛЯ?

Утилизация –  употребление с пользой

Так еще Советский энциклопедический словарь объяснял значение этого термина. Хотя в документах законодательной и исполнительной власти часто под ним подразумевается только захоронение ( 89-ФЗ от 24.06.1998 г.) Тогда как утилизация промышленных и твердых бытовых отходов (ТБО) необходима именно в «энциклопедическом» смысле. Если к ним отнестись по-хозяйски, как к вторичным материальным ресурсам, то можно и природные материалы сохранить, и решить проблему их негативного влияния на окружающую среду. (Масштаб образования промышленных отходов в РФ  примерно 3 млрд. тонн в год, причем, более 90% из них составляют «хвосты»  отходы добычи и обогащения полезных ископаемых, ТБО  3540 млн. тонн). Но активность государства проявляется только в законодательстве, регулирующем эту сферу деятельности, хотя изменение профильных законов часто лишь ухудшает экологическую ситуацию в стране.


 

Например, в ходе селекторного совещания, проводившегося Министерством природных ресурсов и экологии Российской Федерации, глава ведомства Сергей Донской так высказал свое недовольство региональными властями: «Борьба с мусором не должна ограничиваться только строительством новых полигонов и мусоросжигательных заводов. Это тупик, а не выход Земли у нас, в России, конечно, много, но мы не планируем превращать ее в одну большую свалку». Чиновника поразило огромное количество (порядка 76 000) так называемых «несанкционированных свалок», 75% которых — на территориях Приволжского, Северо-Западного и Центрального Федеральных округов. Но он не задался вопросом, а почему они собственно «несанкционированные»? Вполне себе разрешенные свалки, причем, на законодательном уровне. Трудно понять логику депутатов Федерального собрания, отменивших сначала лицензирование всех видов деятельности в сфере обращения с отходами V класса опасности (N 309-ФЗ от 30.12.2008 г.), а затем и отходы IIV классов практически тоже оказались без надзора (N 93-ФЗ от 04.05.2011 г.). В результате этой законодательной инициативы, страна и получила тысячи никем не контролируемых стихийных свалок. По данным Минприроды, размер ущерба, нанесённый окружающей среде в связи с таким «размещением» отходов, только за прошлый год составил почти миллиард рублей
На фоне этого странно выглядит Постановление правительства РФ от 24.03.2014 г.  228, обязывающее с 1 января 2015 года организации, занимающиеся обезвреживанием и захоронением отходов IIV классов опасности, извлекать из них озоноразрушающие вещества (примерно 40 видов). Наверно, если до них эти отходы кто-нибудь довезёт, то они что-нибудь и извлекут, но типичный водитель «серого» мусоровоза, сворачивающего в лесок, наверно, и слов таких не слышал как «озоноразрушающие вещества». Что это, некомпетентность или желание показать, что у нас «мусорной» проблемы не существует, ведь документ принят «в целях реализации международных обязательств России по Венской конвенции об охране озонового слоя и Монреальскому протоколу»?
Далее, простой пример: каждый житель Петербурга в месяц платит 3,56 руб. с квадратного метра своей жилплощади «за вывоз и утилизацию (захоронение) ТБО», причем из них 2,53 руб./кв.м приходится на вывоз, а 1,03 руб./кв.м  на утилизацию. (Информационное письмо  01-14-1691/12-0-0 от 29.08.2012 г. Комитета по тарифам Санкт-Петербурга) Далее, собрав деньги с жильцов, управляющая компания будет оплачивать вывоз мусора уже из расчета 449,73 руб. за кубометр, и здесь она может заключить договор с кем угодно, лишь бы сэкономить. А так называемые «серые» перевозчики предлагают цены на 4050% меньше, чем легальные, имеющие договоры с мусороперерабатывающими заводами и полигонами, ведь их доходы налогами не облагаются, а отходы они довозят до ближайшей полянки. Сейчас высокопоставленные чиновники Министерства строительства и ЖКХ РФ пытаются убедить население, что тариф несовершенен: включает в себя только плату за вывоз, а не за переработку или захоронение ТБО. Лукавят, мало того, что за утилизацию упаковки от импортных товаров мы уже заплатили в той стране, откуда их привезли, но и за отечественные отходы с нас взыскивают по полной схеме. 

Waste is money


Мусор действительно приносит большие деньги, особенно тем, кому достаются различные сборы за его переработку. Так, принятием закона (N 128-ФЗ от 28.07.2012г.), изменяющего статью 24 п.1 ФЗ «Об отходах производства и потребления», был введен «утилизационный сбор», который должны уплачивать лица, осуществляющие «ввоз колесных транспортных средств из-за границы». Должны  значит, платят: по оценкам специалистов, «уполномоченный правительством федеральный орган исполнительной власти» всего за год собрал с этих «лиц» более 10 млрд. рублей. Вероятно, опыт взимания денег с населения оказался настолько успешным, что Дума приняла N 278-ФЗ от 21.10.2013 г. «О внесении изменений» в ту же статью, который вступил в силу с 1 января 2014 года. Согласно ему, этот сбор теперь берут и за авто, «произведенные в РФ», а также взыскивают «со всего транспорта, ввозимого в Россию с территорий государств  членов Таможенного союза». По мнению разработчиков законопроекта, это «привело к исполнению страной своих обязательств как члена ВТО по уравниванию в правах отечественных производителей и импортеров». Кроме того, «увеличение числа плательщиков значительно увеличило поступления в федеральный бюджет». В озвученных планах Минэкономразвития (вероятно, оно распоряжается этими финансами) за период 20142016 гг. с автомобилистов планируется взыскать уже 383 млрд. руб. Правда, недавно министерству пришлось слегка поделиться: сбор с грузовиков грузоподъемностью более 12т достался Госкорпорации «Ростех». Пока ни министерство, ни корпорация не отчитались, на что потрачены эти астрономические суммы, ведь бывшие в употреблении шины по-прежнему вывозятся на свалки. Для сравнения: в Евросоюзе с 2006 года законодательно запрещено сжигать или закапывать в землю использованные автопокрышки, их можно только утилизировать.
Хочется напомнить, что аналогичный налог был введен правительством Януковича на Украине осенью 2013-го. Наверно, потратить деньги на строительство заводов по переработке б/у шин не успели, ведь как«употреблялись с пользой», точнее, горели покрышки на Майдане, показывали все телеканалы. Сбор все же отменили через полгода по требованию активистов Автомайдана.

 

Продолжение следует.  Часть 3.

Подробнее

ОТХОДЫ В ДОХОДЫ ИЛИ В ПОЛЯ? (часть первая)

Дата публикации: 2014-12-10 04:34:11

ОТХОДЫ В ДОХОДЫ ИЛИ В ПОЛЯ?

В законодательстве Российской Федерации, «производящей» примерно четыре миллиарда тонн мусора в год, из которых только около 20% перерабатывается во что-то полезное, нет нормативно-правовых актов, всесторонне регулирующих отношения в этой сфере. Так, в действующий закон «Об отходах производства и потребления» (№ 89-ФЗ от 24.06.1998 г. подписан Б. Н. Ельциным) внесено столько изменений, что текст его, скорее, напоминает лоскутное одеяло, чем пригодный к использованию документ.  

Когда отходы были доходами

 

В Российской империи, а затем и в СССР к отходам относились как к вторичному сырью, была налажена чёткая система его переработки. В структуре различных министерств существовали подразделения, отвечавшие за приёмку утильсырья (от лат. utilis — полезный) у населения, а в производственном плане каждого предприятия была обязательная графа, в которой фиксировались сданные отходы металла, стекла, пластмассы; пионерские отряды, соревнуясь, собирали тонны металлолома и макулатуры. И всё это использовалось для выпуска новой продукции. Эпоха планово-командной экономики закончилась, а вместе с ней и всяческая экономия. В 1991 году была ликвидирована государственная система переработки вторсырья, но окончательно отрасль была разрушена уже на законодательном уровне: Федеральный закон № 89 от 24.06.1998 г. называет вторичные ресурсы «отходами» и классифицирует их только в зависимости от степени негативного воздействия на природу, как I — чрезвычайно опасные, II — высокоопасные, III — умеренно опасные, IV — малоопасные, V — практически неопасные отходы. Вот так, в лихие девяностые в стране сменилось само отношение к ресурсам. Поэтому с ростом не переработанных промышленных отходов увеличились и отходы потребления, ведь у людей перестали принимать стеклотару, макулатуру, и появилась упаковка от импортных товаров. Все это оседало на мусорных полигонах и стихийных свалках. В настоящее время объем накопленных отходов в стране составляет 80–90 млрд. тонн, и он увеличивается ежедневно.

 

Капитализм — это учёт и контроль


Более двадцати лет мы упорно строим капитализм, но он у нас какой-то странный. В обычных капиталистических странах всё экономят: отходы сортируют, собирают и используют для вторичной переработки. Например, Специальной Директивой Европейского парламента и Совета Европейского Союза № 62 от 20 декабря 1994 года «Об упаковке и упаковочных отходах» определен комплекс мер, направленных на её повторное использование, переработку, сокращение объема сжигания или захоронения. Для достижения этих целей используются такие экономические инструменты, как залоговая стоимость, налог на упаковку, система лицензионных платежей за сбор и переработку упаковочных отходов. С первым видом стимулирования экологического сознания потребителей россияне знакомы хорошо, ведь многие помнят пункты приема стеклотары и длинные очереди у их дверей. В Европе все проще: там, приходя в магазин, без проблем можно опустить в специальные автоматы стеклянные и пластиковые бутылки, жестяные банки. Общая стоимость сданной упаковки будет отражена в чеке, предъявление которого на кассе позволяет хорошо сэкономить на покупках. Поэтому в Дании жизненный цикл стеклянной пивной бутылки равен тридцатикратному использованию, а в Швеции мало кому придет в голову просто выбросить в урну бутылочку из-под воды или банку из-под пива стоимостью в 1 крону. В Финляндию же петербуржцы часто привозят сдавать за 20–40 центов пластиковые бутылки от напитков, приобретенных в прошлую поездку. Самая распространенная — это лицензионная система, внедренная в большинстве государств. Для подтверждения своей принадлежности к ней страны используют товарный знак «Зелёная точка» («Der Grune Punkt»), права на который принадлежат некоммерческой организации «PRO EUROPE». Везде, где применяется эта система, структуры, осуществляющие сбор и переработку упаковочных отходов, образованы бизнесом. «Зелёная точка» на упаковке означает, что за нее уже выплачен взнос, и в стоимость товара включена плата за её утилизацию.
Теперь, посмотрев на упаковку практически любой импортной вещи в своем доме — от баночки с кремом до телевизора, россиянин разглядит на ней напоминающую запятую такую загогулинку в кружочке, то есть товарный знак «Der Grune Punkt». Получается, что мы тоже заплатили (и платим примерно в течение последних двадцати лет) за утилизацию упаковки, но там, в Европе, а догнивать она будет на наших необозримых, пока еще, просторах. Удивительно, но об этом не принято упоминать, да и чиновники Минэкономразвития во главе с Эльвирой Набиуллиной, отвечавшие за процесс присоединения России к Всемирной торговой организации, почему-то забыли как-то «утрясти» этот вопрос. Спрашивается, 18 лет договаривались о вступлении в ВТО, а в результате что?

 

Продолжение следует.  Часть 2.

Подробнее